Тоненький писк донесся из мусорного бака — это был мой ребенок, который «не смог пройти через родовые пути»

Эта история произошла со мной лично. Было это три года назад, но я все как сейчас помню.

Как было больно слышать слова врача, принимающего роды.

— Держитесь, мама, ваш ребенок погиб при прохождении через родовые пути. Шансов у него не было, мы ничего не успели сделать!

После этих слов доктор вышел, снимая с себя по пути свой головной убор, измазанный моей кровью. Так обычно бывает в дешевых фильмах. А я осталась лежать на родовом столе, мне на живот положили лед, и сказали двое часов не шевелиться.

Как я могла не шевелиться, когда меня всю сотрясали рыдания? Как же так? Почему он не прошел через пути? Это же делают все новорожденные детки! Почему мой ребенок не справился? С ним же было все хорошо!

И здесь, сквозь шквал своих рыданий, я услышала тоненький писк, доносившийся из угла родовой палаты. Сначала я решила, что схожу с ума от своей боли, но писк повторился. Теперь он уже был более настойчив, он как будто звал меня.

Я огляделась по сторонам — никого нет, кого можно было бы попросить посмотреть, что это. Звук доносился из угла комнаты, но там не было ничего, кроме мусорного бака. Кошка? — подумала я. Но откуда в стерильном родильном зале возьмется кошка?

Материнские чувства мне подсказывали, что нужно встать и проверить. Я сползла со стола.
Ноги обдал поток горячей липкой крови, но я не обращала на это внимания. Отбросила в сторону сумку со льдом, добралась до стены и мелкими передвижениями оказалась у того же мусорного бака, откуда доносился непонятный звук.

И здесь мое сердце забилось так безумно, как никогда в жизни! В мусорном баке лежал мой ребенок и смотрел на меня широко раскрытыми глазами! Я слышала, что дети после рождения не сразу открывают глаза, а только на второй или третий день, но на меня снизу вверх смотрели абсолютно ясные глазки, в которых читалась мольба о пощаде.

Я схватила моего крошку и прижала к себе.
— Живой!

Но почему он здесь ? Как такое могло случиться? Кое как я выползла из родового зала. Последнее, что я помню — это то, как у меня из рук берут малыша и забирают.

Когда я проснулась в палате после трех суток реанимации, мой малыш сладко сопел в кроватке рядом со мной.

Тот самый малыш, которого считали погибшим в родовых путях и бросили в мусорный бак!

Как уверял меня после главврач, акушер, который это сделал, был под действиями наркотиков, и сейчас он уволен. По поводу этого события возбуждено уголовное дело.

Но что было бы, если бы мой ребенок не заплакал, и я не услышала его призыв о помощи?

Я не могу даже думать об этом и никогда не забуду того, что пережила, лежа на родовом столе под пакетом со льдом.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.